fbpx

Истории трех человек, сделавших музыку своей профессией и достигших успеха

Тамара Береговська Пт., 31.07.20 Истории

Многие с детства мечтают стать музыкантами, но во взрослой жизни получают другую профессию из-за смены приоритетов или давления со стороны окружающих — надо, мол, найти «нормальную» работу. А музыка так и остается не более, чем хобби.

Мы собрали истории трех людей, которые все-таки выбрали музыку своей профессией. Расспросили, где они учились, как искали работу и что нужно, чтобы добиться успеха в этой сфере.

Милош Елич

Клавишник, композитор и продюсер («Океан Эльзы»)

Устроил истерику родителям, потому что они не записали меня в музыкальную школу

Я композитор, продюсер, клавишник и иногда дирижер группы «Океан Эльзы». Родился и вырос в городе Нови-Сад в Сербии. Профессию выбрал в день, когда устроил истерику родителям, потому что они не записали меня в музыкальную школу. Тогда мне было 8 лет. В 9 лет я все же добился своего.

Система образования в Сербии отличается от украинской. Там 8 обязательных классов, после чего ты по результатам экзаменов можешь пойти в училище получать профессию или в гимназию, после которой поступают в университет. После 8 класса я хотел учиться в музыкальном училище, а мои родители были против. Мы нашли компромисс: я поступил в обе школы. До обеда учился в гимназии, а после — в училище. Так продолжалось два года; наконец, из гимназии я ушел, а училище закончил.

Когда я окончательно решил стать музыкантом, родители приняли мое решение. Я поступил в Национальную музыкальную академию в Киеве, однако так ее и не закончил, потому что начал работать продюсером и играть в рок-группе. Впрочем, академическое образование не раз помогало мне в работе.

Я рос в доинтернетную эру, поэтому с обучением было сложно

В 12 лет я записывал детские песни и однажды ошибся, когда пел. Инженер в студии попросил меня спеть еще раз, а потом показал различные эффекты. Он первый открыл мне глаза на то, что в студии, при наличии фантазии и знаний, можно сделать что угодно. Тогда я и захотел там работать.

Я рос в доинтернетную эру, поэтому с обучением было сложно. Все происходило так: у знакомого был знакомый, у которого была кассета или книга, которую можно одолжить. С 16 лет я начал записываться с группой и тогда же внимательно наблюдал за всем, что делает инженер или продюсер в студии. Я учился как ремесленник: мастер делал, а я запоминал.

Зато сейчас есть много образовательных онлайн-ресурсов. Я иногда тоже их использую, но, скорее, для развлечения. Музыканту всегда есть чему учиться и куда развиваться, было бы желание. Музыка не стоит на месте. Например, весь процесс звукозаписи уже очень отличается даже от того, что было 20-30 лет назад.

За первый гонорар починил клавиши, купил мобильный телефон и кожаный плащ

В Сербии во всех кафе на открытых площадках играет живая музыка. Это была моя первая музыкальная работа в 16 лет. Я зарабатывал примерно 5 долларов за вечер, и эти деньги казались огромными.

Когда мне было 17 лет, мы с друзьями получили контракт на производство музыки для детской передачи, очень известной в Сербии. Я был несовершеннолетний, поэтому подписывать контракт и открывать счет в банке пришлось с папой. Когда мне перевели первые настоящие деньги, на них я починил свои клавиши, купил мобильный телефон и кожаный плащ.

Сейчас мы с группой «Океан Эльзы» записываем новый альбом

Чтобы немного углубиться в профессию, расскажу обо всем процессе работы. Сначала Святослав Вакарчук придумывает музыку и слова, приходит в студию. Там мы определяем, правильная ли тональность и темп, и записываем демо-версию под фортепиано. Это первая и очень сырая версия песни.

Обычно на следующем этапе все музыканты собираются и играют эту песню, пытаясь подобрать правильное звучание. Иногда это происходит по 40 раз, потому что с первого раза почти невозможно сыграть идеально. Также в этом процессе важно понимать, что инструменты должны играть слаженно, не перебивать друг друга, а в песне должна быть структура.

На этот раз я предложил сделать прогнать этот процесс через компьютерную симуляцию: мне показалось, что так будет быстрее и качественнее. Музыкантам не приходится тратить недели или месяцы на поиск звучания, ведь это можно сделать с помощью технологий. На этом этапе мне нужно придумать, какие именно инструменты задействованы и какую партию играет каждый инструмент — это называется аранжировки.

Когда все это определили, начинается запись. Каждый музыкант должен сыграть свою партию точно, выразительно, уверенно и так, чтобы это навечно осталось без единого пятна. Так происходит с каждым из инструментов, с вокалом, а также со всеми другими звуками, которые должны быть в песне.

После этого идет сведение — настройка частотных и динамических характеристик всех инструментов, чтобы они звучали наиболее выигрышно, а запись была качественной. Это может занимать день, а может и недели. Далее происходит мастеринг — стандартизация звука, чтобы весь альбом звучал как одно целое и ни одна песня не была тише или громче других у вас в наушниках.

Я также пишу музыку для кино. Это примерно такое же количество шагов, только совсем других 🙂

В музыке, как и везде, действует закон: 20% времени делается 80% работы

В музыке, как и везде, действует закон: за 20% времени делается 80% работы, а за остальные 80% — заканчивается 20% работы. Поэтому в музыке тоже есть рутина вроде сведения или мастеринга — это технологическая работа, которую просто нужно сделать, и она надоедает.

Интересного в работе музыканта и продюсера тоже хватает: наблюдать, как создается песня, придумывать новое и пользоваться приемами, которыми не пользовался раньше. На этот раз я работаю с компьютерной симуляцией, а какой метод выберу в следующий раз, еще не знаю.

Самое интересное в моей работе — это работать с разными людьми. Для записи часто требуются музыканты разного профиля: перкуссионисты, струнные оркестры, народные инструменты. Мы привлекаем к записи только лучших профессионалов. Мне всегда интересно с ними общаться, ведь они уже сформировались как музыканты, от них я черпаю новые идеи и знания. Я наблюдаю за их работой, учусь у них и совершенствуюсь как музыкант.

Хороший музыкант — это тот, кто способен перевести свою мысль или эмоцию на музыкальный язык и выразить ее так, чтобы публика поняла и отреагировала.


Маргарита Куличова

Композитор, звуковой дизайнер, певица и автор песен (Grisly Faye)

Толчком к работе над собственной музыкой стала авария

Я родилась в Киеве. После 9 класса стала студенткой сразу двух заведений — экономического колледжа и Moving Academy for Performing Arts (Нидерланды). В 18 лет вернулась домой и начала работать в Национальном центре театрального искусства имени Леся Курбаса, где выставляла свет и звук. Впоследствии продолжила обучение в Киевском национальном университете и сочетала все это с работой в арт-издании, небольшом промо-агентстве и арт-центре, который открыла с друзьями в 2014 году.

Весной того же года я попала в аварию, которая помогла мне переосмыслить и изменить приоритеты. Я призналась себе, что мне уже не так интересно заниматься хозяйственными вопросами и другими артистами. За несколько месяцев я выпустила свой первый сингл, позже EP, а в конце года уже отправилась в первый тур как Grisly Faye.

Со временем моя музыкальная деятельность расширилась. В дополнение к турам и работе над альбомами я все больше работала с саунд-дизайном в кино и решила получить специальное образование. В 2018 уехала по программе обмена для музыкантов OneBeat (USA) и стала студенткой магистерской программы KinoEyes (PT, EST, UK), которую закончила в этом году в Великобритании.

Классического музыкального образования у меня нет. Моя основная тактика — учиться у специалистов

С 4 лет я пела в хоре и играла на фортепиано. Начала самостоятельно осваивать гитару, баян, виолончель, собирать собственные инструменты и разбираться с электронной музыкой.

Классического музыкального образования у меня нет. Моя основная тактика — учиться у специалистов путем наблюдения и ассистирования. Я осваиваю информацию на практике.

Надо менять не менее 2 шляп — артиста и администратора, а иногда надевать их одновременно

Первой работой Grisly Faye был альбом и тур. Когда я вышла играть первый сет — поняла, что забыла названия песен, слова, партии и вообще все, что можно было забыть. Поэтому я буду вечно благодарна слушателям своих первых 50 концертов, которые помогли мне отточить тогда еще новое для меня сценическое мастерство.

В первый тур я поехала за свой счет — в качестве разогрева для группы, для которой ранее организовывала концерты в Украине. Вообще нетворкинг — это основная составляющая музыкального бизнеса, как и любого фриланса. Надо менять не менее 2 шляп — артиста и администратора, а иногда одевать их одновременно.

«Поет Ивано-Франковсктеплокоммунэнерго» — первое полнометражное кино, где я выступаю в роли композитора и саунд-дизайнера

В 2019 году состоялась премьера фильма «Поет Ивано-Франковсктеплокоммунэнерго». Это первое полнометражное кино, где я выступаю в роли композитора и саунд-дизайнера. Мы с командой работали над ним несколько лет.

Сейчас я в основном работаю с игровым кино. Это несколько другая специфика работы. Я разрабатываю концепт звучания после прочтения сценария и работаю над его воплощением. На площадке работаю с командой саунд-рекордеров и бум-операторов, на постпродакшене — с диалогами, фоле, атмосферами, спецэффектами, музыкой, саунд-дизайном и финальным миксом. Этот процесс может занимать месяцы, а иногда и годы работы.

Самое и самое интересное в моей работе — найти звучание фильма. Это когда картинка и звук «склеиваются», как будто всегда существовали вместе. Иногда для этого нужно применить минимальное количество усилий, а порой приходится выходить из зоны своего профессионального комфорта и учиться новому в ускоренном режиме, чтобы использовать элементы, с которыми раньше не работала.

В работе саунд-дизайнера и композитора самое интересное то, что каждый день — это новый вызов. Я чувствую себя немножко изобретательницей, потому что постоянно учусь и экспериментирую.

Во время работы в кино я поняла, что можно решить все задачи, даже если они кажутся невозможными. Нужно только время, возможность для экспериментов, шанс на ошибки и сильная неутомимая команда.

В свободное от работы время я преподаю музыку в детском центре. В каждом из своих учеников я вижу себя. Убеждая их попробовать еще раз, не расстраиваться или практиковаться регулярно – я напоминаю об этом еще и себе. Иногда то, что мы играем, очень похоже на полиритмические авангардные произведения, хотя планировалось как простая песенка на 6 аккордов. Мои ученики пишут свои песни, мечтают залить их на Spotify, а на заработанные деньги купить пиццу.

Хорошие музыканты учатся и делятся знаниями, ленятся, пишут, издают, удаляют и пишут снова. А еще им нужна аудитория, потому что в резонансе с ней музыка звучит иначе.


Александр Береговский

Перкуссионист, барабанщик (Академический оркестр народной и популярной музыки Украинского радио)

Хотел стать актером, а стал барабанщиком

Я родился в Киеве в 1960 году. Музыкой заинтересовался в 5 лет. Сначала учился играть на фортепиано, но оно мне не нравилось. Очень хотел играть на барабанах, поэтому после долгих уговоров родители перевели меня в другую музыкальную школу в класс ударных инструментов. В юношеском возрасте я решил стать драматическим актером, но судьба сложилась иначе и я вернулся к музыке.

В армию меня взяли в качестве конферансье в Ансамбль песни и танца Киевского военного округа Вооруженных сил СССР. За полгода нашего барабанщика отправили в строевую часть за нарушение дисциплины. Руководитель ансамбля прочитал в моей личном деле, что я закончил музыкальную школу по классу ударных, и за неделю я уже был барабанщиком.

В советские времена не было интернета, качественных книг или записей, даже нот.

После армии я поступил в музыкальное училище (сейчас это Киевский институт музыки имени Р. М. Глиэра) и закончил его как ударник. Кроме этого, я много занимался самообразованием.

В советские времена было гораздо труднее добывать знания во многих сферах, в том числе и в музыке. Тогда не было интернета, качественных книг или записей, даже нот. Мы занимали друг у друга кассеты, а потом записывали в ноты то, что играли выдающиеся джазовые музыканты.

Сейчас можно учиться онлайн у самых известных музыкантов мира, смотреть бесплатные уроки, скачивать ноты — образование стало гораздо доступнее. Многие современные украинские музыканты очень хорошо играют, но и они продолжают учиться сами.

«Знакомый знакомого ищет» — так музыканты получают работу

После окончания службы в армии я остался работать в Ансамбле песни и танца еще на два года. Я служил и работал вместе с лучшими музыкантами того времени, мне было с кого брать пример. За это время в Национальной филармонии освободилось место барабанщика в ансамбле народной музыки, и мне предложили занять его на полтора года. В итоге, я проработал там около десяти.

Я много путешествовал как по СССР, так и по странам бывшего соцлагеря. Побывал в Сибири, Заполярье, Узбекистане, Туркменистане, Венгрии, Германии (тогда — ГДР) и еще в десятках мест еще во времена, когда это было невозможно для большинства.

Параллельно с работой в филармонии я сотрудничал с джазовыми и андерграундными музыкантами культовых Er. J. Orchestra и «Джаз-импрессионистов».

В девяностые стало труднее. Из-за нехватки государственного финансирования музыкантам пришлось заняться тем, что сейчас называется фриланс. Тогда на украинский рынок заходили иностранные фирмы, проводили презентации своих продуктов, а я организовывал музыкальное сопровождение таких мероприятий. За одну презентацию можно было получить от 100 до 300 долларов, тогда как люди зарабатывали в среднем 100 долларов в месяц. С другой стороны, никто не мог гарантировать музыкантам стабильное количество презентаций в месяц.

Потом меня пригласили на постоянную работу в рекламный отдел компании, где я организовывал корпоративы. Оттуда я ушел быстро. Для музыканта, который привык быть на сцене и гастролировать, офисная работа — настоящий ужас.

За время работы я познакомился со многими известными украинскими музыкантами

Летом 1999 года я встретил коллегу, который искал перкуссиониста в новый оркестр, впоследствии вошедший в структуру Украинского радио. Я прошел конкурс и начал там работать. У нас были лучшие на то время инструменты и возможности, но впоследствии коллектив распался по личным причинам и из-за проблем с финансированием. Нам предложили перейти в любой другой оркестр Национальной радиокомпании, поэтому я выбрал оркестр народных инструментов. Всего на Украинском радио я уже 21 год.

За время работы здесь я познакомился со многими известными украинскими музыкантами. Как студийный сессионный музыкант участвовал в записях альбомов таких артистов и музыкальных групп, как «Скрябин», «Вопли Видоплясова», «Лама», «Гринджолы», «ТИК» и многих других. Затем я встретился со Святославом Вакарчуком, и он предложил мне присоединиться к работе над альбомом «Океана Эльзы» Gloria и к проекту «Вночі». Также я ездил с ними в два всеукраинские тура. Это был невероятный опыт работы с действительно хорошими и профессиональными музыкантами.

Сейчас, помимо работы на радио, меня приглашают выступать с оркестром «Виртуозы Киева» на программы с музыкой конца ХХ —начала XXI века, ведь я хорошо ее чувствую и это мой стиль. Мы играем музыку из кино, например с «Русалочки», «Ла-ла Ленда» или «Красотки», романтические баллады и тематическую музыку на праздники. Как сессионный музыкант я участвую в европейских проектах — European Jazz Orchestra, Teodora Enache и Far Light.

У всех музыкантов наступает этап, когда им больше не звонят

Самое трудное в моей работе — это ее отсутствие. У всех музыкантов наступает этап, когда им больше не звонят. Похоже, что для меня это время пришло. Вокруг много молодых профессионалов, которые меня не знают, ведь я на 30 или 40 лет старше них. В Европе и США все иначе — у музыкантов разного возраста есть своя аудитория.

Также бывает сложно найти работу с достойной оплатой. В Украине крайне мало людей, которые стали богатыми именно благодаря музыке. В основном музыканты зарабатывают немного: 20000 гривен в месяц считается высокой зарплатой в оркестре, а большинство получают вообще до 10000 гривен.

А самое интересное в моей профессии — это творчество. Мне нравится процесс создания музыки, поиск наилучшего звучания и возможность проявить себя. Когда меня приглашают в проект, то далеко не всегда дело только в деньгах. Я получаю кайф от своей работы: почти ежедневно репетирую, даже в нерабочие дни. Также в течение дня я вдохновляюсь и слушаю музыку по меньшей мере один час, а иногда доходит и до четырех.

Музыка — это не только творчество, но и собранность, дисциплина

Хороший оркестровый музыкант — тот, кто хорошо читает ноты с листа со всеми нюансами и акцентами и во время игры взаимодействует с коллегами. Оркестр — это большой коллектив, который работает, только если все играют слаженно, поэтому собранность и дисциплина крайне важны. Собранность — это умение полностью сосредоточиться на работе и играть четко по нотам и за дирижером. Дисциплина же нужна, чтобы начинать репетицию вовремя, а не ждать каждого.

Для джазового музыканта главное — умение чувствовать мелодию и ритм, находясь в постоянном диалоге с коллегами, ведь композиция часто рождается в процессе игры. Музыка — это разговор внутри ансамбля и коммуникация со слушателями, поэтому через нее можно выразить свое мнение и настроение так же, как и с помощью языка.

Вакансий музыкантов у нас, к сожалению, нет.

Зато есть много креативных, образовательных, айтишных и менеджерских предложений. Тоже неплохо 🙂

Вакансии

Читайте также

Нужно выходить за рамки! Алексей Шмурак о месте музыки и профессии музыканта в современном мире

«Как я бросил карьеру маркетолога и ушел в танец». Лайфхаки о смене профессии от хореографа-режиссера Виктора Рубана

Присоединяйтесь!

Создаем сообщество фанов Понедельников.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: