fbpx

Не только про запятые: чем на самом деле занимается редактор и как попасть на работу в издательство. Интервью с Богданой Романцовой

Редакція Вт., 05.02.19 Истории

Убеждены, что работа редактора — исправлять орфографию и расставлять запятые? Но именно редактирование может быть только одной десятой частью обязанностей на этой должности! Чем на самом деле занимается редактор и как попасть на работу в издательство?

Наш експерт — Богдана Романцова, редактор издательства «Темпора», литературный критик и лектор Litosvita.


Богдана, чем занимается редактор в издательстве, какие его основные обязанности?

Большой миф о редакторе звучит так: «Редактор — это человек, который исправит орфографию и поставит пропущенные запятые в вашем тексте. В принципе, это может сделать и компьютер». На самом деле, конечно, полномочия и обязанности редактора шире и сложнее.

Редактор в издательстве — это вообще отдельное мини-издательство.

Попробую описать свою работу в десяти пунктах.

Я редактирую прежде всего переводы, а потому, во-первых, решаю, брать ли перевод, который нам присылают на рабочую почту. Во-вторых, выясняю у правообладателей, свободны права на этого автора и это издание. В-третьих, координирую работу переводчика, корректора, дизайнера, верстальщика. В-четвертых, редактирую текст и согласовываю редактуру с автором / переводчиком. В-пятых, утверждаю правки корректора. В-шестых, предлагаю дизайнеру идеи, что может быть на обложке и какой могла бы быть верстка. В-седьмых, пересматриваю верстку, часто пишу аннотацию, вношу правки в верстку или дизайн обложки. В-восьмых, организую презентацию книги, когда она выходит. Часто есть еще «в-девятых»: привезти автора в Украину и организовать презентацию с его участием. И в-десятых: организовать рекламу, продвижение книги, чтобы ее заметили.

Как видите, чисто редактура — это лишь 1/10 моих обязанностей. И даже в случае этой 1/10 речь идет не столько о том, чтобы поставить / убрать запятую, сколько о более глубокой работе с текстом. Так же упрощенно понимают работу корректора: он не чередует «в» и «у», а работает с версткой на всех уровнях, еще и замечает то, что недоглядел редактор.


Какие еще есть распространенные мифы о работе редактора?

Первый миф — что мы ненавидим авторов и переводчиков и приходим с карательным орфографическим словарем, чтобы показать, какие мы умные, потому что знаем, какое окончание в родительном падеже (на самом деле, как правило, мы подсматриваем в словарь). Многие из нас — людей, а не только редакторов —  травмированы школьным образованием, поэтому каждое исправление воспринимают как вызов к доске с требованием показать, где в Закарпатской области месторождения нефти. На самом деле и редакторы, и переводчики, и корректоры, и дизайнеры — все играют в общей команде «отдай книгу и не налажай». Поэтому цель у нас общая и мы друг другу помогаем.

Второй миф — что редактор только ошибки в словах исправляет. На самом деле все сложнее, как вы уже поняли.

Работа с текстом — это всегда взаимодействие человека, у которого есть собственный стиль, с продуктом чужого стиля.

Только процентов двадцать поправок неоспоримые и очевидные, большинство — это предложения и компромиссы на пути к качественному тексту.

Третий миф — что редакторов скоро заменят компьютерные программы. К счастью, у редактора столько разнообразных задач, что это совершенно невозможно. А еще, несмотря на мифы, мы также ошибаемся, поэтому не думайте, что редактор всегда идеально правильно пишет и расставляет длинные и короткие тире. Кстати, вот — длинное тире (em dash). А вот — короткое (en dash). А это-дефис. Первый уровень инициации вы прошли 🙂

Ну а еще некоторые авторы и переводчики, которые в школе получали отлично за диктант, верят: им вообще не нужны редакторы. Таким я могу пожелать счастья, здоровья и держаться.

Робота редактора: інтерв'ю з Богданою Романцовою


Какие три объективных плюса работы редактором?

ППервое и главное преимущество — возможность непосредственно влиять на книжный рынок в Украине. Часто именно редакторы в издательствах решают, брать ли текст в работу.

Мы сегодня решаем, что будут читать украинцы завтра, — и это огромная ответственность.

Вторая — право первыми увидеть книгу, открыть для себя и других нового автора или переводчика. Вдохновляет общее ощущение, что после твоей работы книга станет лучше (я на это очень надеюсь!). А еще, конечно, возможность напрямую общаться с самыми крутыми писателями и переводчиками, о которых ты раньше разве что в университете читала.


А минусы?

Среди наибольших объективных минусов — фактическая ненормированность рабочего графика. Переводчики, авторы, дизайнеры, верстальщики, люди, которых я впервые вижу, случайные прохожие — все готовы писать тебе в субботу в шесть утра, в пятницу в полночь, за 10 минут до Нового года, через 10 минут после начала Нового года. Недавно я отвечала на звонок одного переводчика за две минуты до начала защиты диссертации — своей диссертации! А потом уже при защите от меня что-то срочно хотел коллега.

Жить в таком ритме очень сложно, это истощает меня и близких. Частично такую ​​нагрузку можно объяснить тем, что большая часть команды, которая работает над книгой, — фрилансеры, поэтому для них обычные рабочие рамки не действуют. Однако и у меня, кроме издательства, еще литературная критика, лекции, преподавание, собственный дискуссионный проект, а иногда я сплю.

Второй минус — чрезмерная загруженность во время Big Book Events: Книжного Арсенала и Форума издателей. Как правило, на Книжный Арсенал я стараюсь организовать приезд зарубежного автора, а часто и нескольких — и это невероятно сложно сочетать с модерированием презентаций, участием в мероприятиях и журналистскими задачами.

Ну а последний минус — постоянное появление людей, которые уверены, что я обязательно помогу им напечататься, потому что «ты в издательстве», «тебе что, сложно?». Да, я в издательстве, но да, мне сложно, потому что объективность — превыше всего. И теперь у меня есть личная примета: если кто-то в Facebook полайкал все мои фотографии и посты за последний месяц, то сейчас точно попытается прислать рукопись.


Прибыльна ли вообще профессия редактора?

Нет, обычно не прибыльная. Редакторы в разных издательствах получают по-разному, однако, как правило, чем больше издательство, тем меньше гонорары.

Издательское дело держится на идеализме, романтизме и любви к сериалу «Black Books» 🙂

А если серьезно, профессиональное выгорание — самая частая причина того, почему прекрасные редакторы уходят из профессии. Эта работа истощает, часто не дает ожидаемой компенсации, она незаметна или недооценена. Но в то же время давать книгам жизни, отпускать их в мир — самая прекрасная миссия, которую только можно представить.

Интересно, сколько зарабатывает редактор в Украине?

Мы знаем ответ! Читайте в исследовании зарплат от Happy Monday.

Исследование
Робота редактора: інтерв'ю з Богданою Романцовою


Что нужно, чтобы стать редактором — какое образование / навыки?

Во-первых, чисто редакторское образование не обязательно, потому что шишки все набивают в процессе. Но обязательным является широкая эрудиция, грамотность и понимание, как работает литературный процесс.

Во-вторых, стрессоустойчивость (просто must!), Потому что редактор не только координирует работу команды, но и часто является психологом, другом, советчиком для переводчика и автора. Когда все горит и все тонут, редактор должен сохранять спокойствие и разруливать ситуацию (а потом скажут, что нас было четверо, да).

Редактор в издательстве — это также проектный менеджер, поэтому умение организовывать, планировать время и помнить все этапы работы над книгой — must. Еще редактор должен быть внимательным к деталям не только в тексте, но и в целом в организации процесса: нельзя забыть согласовать обложку с правообладателем, если это прописано в контракте, нельзя пропустить дедлайн подачи книги в печать в типографию, если издательство представляет ее на Книжном арсенале. Каждая деталь имеет значение: от шрифта на обложке к формулировке благодарности культурному фонду, который поддержал издание.

Впрочем, редактор — это не только человек, который играет по правилам, это еще и тот, кто постоянно эти правила нарушает и изменяет.

К сожалению, наш правописание неполное и несовершенное, стилистики различных авторов противоречат друг другу, а языковые пуристы готовы запретить употреблять любые слова в переносном смысле. Поэтому редактор — это человек, который руководствуется загадочным common sense, не менее загадочным чувством прекрасного и вполне мифическим чувством языка.


Какие вы можете посоветовать ресурсы для самостоятельного освоения профессии?

К счастью, сейчас все больше курсов, посвященных редакторской деле. Во-первых, литературная платформа Litosvita регулярно проводит «Школу редактуры». Во-вторых, в сети можно найти немало лекций, посвященных редактуре, в частности на англоязычных ресурсах.

Из must read можно начать со «Справочника издателя и автора», «О редактировании и редакторах», «Как надо и как не надо делать книги» Аркадия Мильчина, «Как писать хорошо» Уильяма Зинссера. И, для развлечения, прочитать «Гения» Э. Скотта Берга о легендарном Максе Перкинсе. Потому что каждый из нас, редакторов, ищет своего Томаса Вулфа (ну, я, например, ищу своего Умберто Эко, но суть не меняется).

Я не советовала бы ограничиваться стилистиками (их десятки: от текстов Елены Курило до современных книг профессора Пономарева и Дзюбишиной-Мельник), потому редактор должен еще и хорошо ориентироваться в литературном процессе и истории литературы, иначе много пазлов и пасхалок, оставленных автором, так и останутся неопознанными и ненайденными. И здесь вам на помощь — литературоведческие работы от Владимира Проппа к Умберто Эко, от формалистов до постструктуралистов.

Если вспоминать названия, я бы для постижения основ литературоведения в первую очередь советовала бы следующие издания Эко, Барри, Павлычко, Кинга и Одена.

1. «Шесть прогулок в литературных лесах» Умберто Эко — это шесть лекций, прочитанных семиотиком в Гарварде в 1994-м, где теоретические концепции проиллюстрированы текстуальными примерами. Так выглядит литературоведение здорового человека.

2. «Введение в теорию: литературоведение и культурология» Питера Барри научит основам анализа текста.

3. «Дискурс модернизма в украинской литературе» Соломии Павлычко — одна из первых попыток системного анализа украинского модернизма как отдельного культурного явления со своими стилистическими особенностями.

4. «Как писать книги»» Стивена Кинга — частично автобиографическое, мемуарное произведение, а частично — подробный анализ природы письма как такового, буквально экскурс в голову автора.

А в книге «Чтение. Письмо. Эссе о литературе» Одена объединены в сплошной нарратив очерки, размышления о природе письма, эссе и стихи самого Одена. Каждый из текстов позволит вам взглянуть на литературный процесс свежим взглядом: профессора литературоведения, активного критика, автора.


Как попасть на работу в издательство, если к этому подобного опыта не было?

У нас не Хогвартс, хотя иногда так кажется. Самый простой путь — разослать резюме в издательства и попросить тестовое задание. Немало издательств готовы работать с фрилансерами, а после первого проекта уже проще получить второй. Конечно, можно спросить знакомых редакторов, однако их рецепт будет таким же: разослать резюме. Также можно поучаствовать в нескольких волонтерских проектах.

Или начать не с редактирования книг, а с вычитки музейных брошюр, проспектов, фестивальных материалов — любых культурных штук. На Facebook-страницах издателей, на сайтах литературных ресурсов, например ЛитАкцент, Букмоль, Читомо также часто появляются объявления о проектах или и о вакансиях в издательствах.


Редактор — работа чрезвычайно ответственная. Как вы укрощаете постоянный стресс и выживаете в условиях сверхурочной работы и жестких дедлайнов?

Сверхурочной работы в моей профессии очень много, а стресса — еще больше. Редактора в издательстве никогда не покидает ощущение, что об ошибках в газете завтра забудут, а книга останется на долгие годы и десятилетия, а поэтому ошибки войдут в вечность вместе с твоей фамилией на первой странице. Я бы советовала относиться к этому немного проще. Как говорил Довлатов, все далеки от редакторского совершенства. Ошибки обязательно будут всегда, в каждой книге. И всегда будет редактор, который бы лучше отредактировал эту конкретную книгу.

У нас говорят: книга без ошибок — твоя последняя, ​​поэтому keep calm.

Во-вторых, следует периодически давать себе передышку, каким бы клиническим трудоголиком ты ни был. Я дважды в год пишу в Facebook длинный пост о том, что еду на неделю / две / три и прошу мне не писать по рабочим вопросам (спойлер: и все же обязательно кто-то напишет).

В-третьих, мне очень помогает смена деятельности: днем ​​я редактор, вечером — пишу рецензии, на выходных — готовлю литературные лекции. Такое переключение помогает видеть литпроцесс со всех сторон и не зацикливаться на одной сфере деятельности, если там возникают трудности.

В-четвертых, помогает долгосрочное планирование. Если уметь раскладывать издание каждой книги на этапы, проще выстраивать адекватную график работы над ней. И ощущение (пусть иногда и призрачное) того, что все под контролем, не дает стрессу завладеть тобой полностью.


Когда вы больше всего гордились, что работаете редактором?

Больше всего я гордилась, когда из типографии приехала моя первая книга. Это была биография Анны Арендт, философини, которая повлияла на формирование моего мировоззрения еще в ранние студенческие годы. И хотя сейчас я боюсь перечитывать этот текст (представляю, сколько всего я бы сделала иначе), а затем были другие важные книги, с этим ощущением только что-то сравнить.

Гордилась, когда мы начинали новые серии, когда удавалось привезти классного автора, когда открывали читателям нечто совершенно новое: от истории повседневности сербов до современной британской прозы, от американского постмодернизма до переводов на украинский классической философии.


За что лично вы любите свою работу?

За новые классные переводы, за возможность влиять на украинский книжный рынок, за хорошие вопросы читателей на презентациях, за благодарность автора, за то, как пахнет свежая книга, только что из типографии.


Счастливые ли ваши понедельники?

Конечно, бывают. Я не верю в проклятия понедельника, я верю в свою работу.

Читайте также

Як написати і видати власну книгу? Поради редакторки Богдани Романцової

Чим заробляє на життя літературний критик і яким він має бути? Інтерв’ю з Богданою Романцовою

3 історії людей, які вирішили стати письменниками і їм вдалося

Присоединяйтесь!

Создаем сообщество фанов Понедельников.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: