fbpx

Исчезающие профессии: часовщик, смотритель маяка и шахтер

Настя Пасенко Чт., 08.10.20 Истории

Герои этой статьи живут будто в параллельном мире: не гонятся за успешным успехом, не страдают от FOMO и почти не пользуются гаджетами. Профессии, которым они отдали всю жизнь, постепенно вымирают — как и времена, при которых их получали. Предлагаем познакомиться с часовщиком, смотрителем маяка и шахтером — пока они еще существуют.


Предыстория


Летом 2020 режиссер Лиза Смит («Школа № 3»), оператор Вячеслав Цветков ( «Земля голубая, будто апельсин») и звукорежиссер Василий Явтушенко («Поезд «Киев-Война»») отправились в экспедицию по Украине, чтобы зафиксировать и осмыслить изменения, происходящие в современном мире в цифровую эру.

Результатом этой экспедиции стал мультимедийный фотопроект «Окрестности времени» («Time Suburbs») — онлайн-выставка черно-белых фотографий, документальных интервью и аудиозаписей, которые исследуют истории украинцев в ​​отдаленных городках, пространство их жизни и уникальные профессии, которые, вероятно, исчезнут в ближайшее время.

Официальное открытие онлайн-фотовыставки «Окрестности времени» состоится 8 октября в 20.00 в фейсбуке. Все истории и фотографии можно посмотреть на сайте timesuburbs.art. А пока вы можете прочитать и увидеть эпизоды из жизни людей уникальных, исчезающих профессий.


Часовщик

Игорь Георгиевич, 67 лет (Одесса)
В профессии 45 лет

Мой отец очень хотел, чтобы я стал часовщиком, как мой дедушка. А я категорически не хотел. Однажды он привез меня на завод — хотел устроить учеником в часовой цех. Пришли мы в цех, там сидело мастеров десять — горбатые, лилипуты (тогда часто устраивали на такую сидячую работу с мелкими деталями карликов и лилипутов). А я молодой был парень, 16-18 лет, и как увидел это — сразу сказал папе: «Нет». 

Спустя год мой папа умер, а я отучился на той специальности, что и хотел. Какое-то время поработал автоэлектриком, но в итоге так сложилось, что все равно стал часовщиком. Будто мой папа с неба все-таки устроил меня на эту работу.

***
Я закончил училище по специальности часовщик-гравер. Но граверное дело мне не понравилось, да я был к нему и не способен. А часовое дело понравилось. 

Сейчас этого училища нет уже давно. И тот учитель, который меня учил, давно умер. Хороший был человек, дал мне путевку в жизнь.

***
Сначала я работал на подмене. В городе был цех часовщиков на заводе, потом было много больших мастерских, где по 10 человек работали, а были и совсем маленькие мастерские, где работали 1-3 человека. И когда в такой мастерской кто-то уходил в отпуск, меня присылали на замену, потому что пункт в любом случае должен выполнять план. Вот я и работал то там, то там по 20-30 дней. А со временем получил и собственное место. 

***
17 лет я работал на одной из самых лучших точек в городе — на Лузановке (курортный микрорайон в Одессе — прим. ред.). Но в 90-х она сгорела. Ей надо было сгореть, скажем так. На ее месте построили бар, а я пошел на вольные хлеба.

***
У меня были ученики в свое время, но никто не захотел работать по специальности. Она вообще такая — ее любить надо. Это не та работа, куда пришел и лишь бы отсидеть. Здесь надо быть немножко фанатом.

***
Раньше было очень много работы, не то что сейчас. Сегодня часы — это уже не модно. Я вот иногда наблюдаю специально: 10 человек проходят без часов, один с часами. Хотя часы — это не только время смотреть, это аксессуар. Я считаю, что смотреть время на мобильнике — это отстой, как сейчас говорят. Это могут делать только бедные люди, ну студенты еще.

Сейчас ко мне больше обращаются с настенными или напольными — одним словом, крупными часами. Приходят и с часами, которым 150, 200 лет.

***
Я без часов жить не могу. Если я их забываю дома, даже если выскочил на улицу ненадолго, я прямо плохо себя чувствую. Как будто не хватает чего-то, и настроение уже не то. Человек, когда привыкает к часам, без них уже не может. 

В советское время все ходили с часами. Еще будильник у всех обязательно был, без него утром никто не вставал. Люди, когда сдавали его в ремонт, просили, чтобы поскорее, і даже платили за срочность. Если пообещал на послезавтра — попробуй не сделай. А сейчас  люди, бывает, даже оплаченное не забирают. 

***
Очень дорогие часы в будущем еще будут ремонтировать. Будут 2-3 серьезные мастерские. А такие, которые штампуют сейчас, будут, скорее, просто выбрасывать, когда придет время.

***
Телефоны нас подкосили. Да и вообще все гаджеты с часами. Куда не пойдешь, особенно в транспорте — все сидят в телефонах. Конечно зачем им часы, им и время не сильно надо. Ну опоздает куда-то на 5 минут, какая разница. 

***
Время — это Господь, это одна из частей Бога, я считаю. И относиться к нему надо соответственно — любить и беречь. Ведь мы не можем никак повлиять на него, не можем вернуть ни одну секунду назад. Нет таких денег или благ, чтобы вернуть назад прошлое. Понимаете?


Смотритель маяка

Цихович Иван Тимофеевич, 86 лет (Одесса)
В профессии 65 лет

Я работаю на маяке 65-й год. В трудовой книжке четко написано: с 21 марта 1956 года. Мне тогда было 22 года. Отслужив 4 года в армии радистом, я поехал в Одессу учиться. Стал искать работу и случайно мне посоветовали устроиться на Воронцовский маяк, там как раз искали радиста.  

***
В первую зиму работы на маяке, 1 января 57-го года нас с напарником смыло в море. Вода была — 0.9 °C, почти единица, волны. Спасли матросы на катере: ломом обкалывали лед, чтобы пройти. В ледяной воде мы пробыли 25 минут. С тех пор я начал составлять схемы, чтобы настроить дистанционное управление на маяке.

***
В конце 60-х мне удалось наладить дистанционное управление маяка. До этого времени нас 8 человек работало посменно — несли вахту на маяке. В холода растапливали буржуйку: за зиму сжигали до шести тонн угля. Когда сделали дистанционку, можно было управлять маяком без того, чтобы на нем находиться — например, включать подсветку или наутофон (излучатель звуков, используется в условиях тумана и пониженной видимости для оповещения кораблей — Ред.).  

***
У каждого маяка своя расцветка. Нельзя перекрасить его, например, в синий, даже если очень захочется. Потому что у каждого маяка своя расцветка. У Воронцовского — белый ствол и красный купол. Это делается для того, чтобы и при дневном свете маяк было видно как можно дальше. Этот можно увидеть за 15-17 миль (24-27 км — Ред.). 

***
Я бывал на многих маяках Черного моря. Везде по-разному. В Пицунде, например, почти субтропики — очень тепло, деревья. А вот Одесса всегда агрессивная, здесь сильный ветер.

***
После войны мы однажды сняли с монастыря огромный колокол, неверующие были. Чтобы использовать на маяке во время тумана. Я его один и поднять не мог. Хороший был колокол, его на 500 метров было слышно. Но как-то приехал адмирал, посмотрел и говорит: «Так, этот колокол отправьте на Аллею славы в Севастополь». Теперь наш колокол в Севастополе. Вместо него нам дали колокол поменьше, его слышно на 200 метров. 

Его и сейчас можно использовать, отправлять извещения мореплавателям: 2 удара каждые 2 минуты. Только кто его услышит. Теперь все на электрике, и мы работаем с наутофоном. У нас их три, и если мы включаем все три наутофона, Одесса спать не может, жалуется. Ну так ведь и мы не можем.


Шахтер

Бабаев Владимир Владимирович, 36 лет (Торецк)
В профессии 17 лет

Я шахтер в четвертом поколении. Мой прадед работал на шахте, дедушка проработал там же почти всю жизнь — в забое, как и я, потом перешел в шахтный транспорт. Отец работал на шахте, сколько я его помню, и даже бабушка моя, родом из Беларуси, тоже на шахте работала. Вот и мне как-то захотелось. 

***
Помню, как впервые увидел реального грязного шахтера. Я был еще маленький, мы с мамой пошли встречать с работы дедушку. Он вышел черный-пречерный, только глаза горят. Даже страшно стало. И ко мне: «Внучек, внучек» — голос знакомый, а лицо чужое. Не раз уже и меня таким видел мой сын.

***
Когда первый раз спустился в шахту, было непривычно, даже страшно. Это еще в техникуме было, во время ознакомительной практики. Как закончил техникум, пошел работать в шахту №8. Шахта мне отсрочку дала, чтоб я в армию не шел, но все равно потом забрали. Отслужил свое в горах, потом вернулся на работу. Сначала машинистом был, сейчас работаю горнорабочим очистного забоя.

На нашей шахте нет автоматизации. Лавы, на которых мы работаем, не позволяют, поставить хотя бы какой-нибудь конвейер или установку проходческую, это нереально. Рубать пласт угля отбойным молотком сидя или полустоя, рассыпать по железным корытам, пускаеть на специальную печь — всё это делают люди. 

***
Раньше с непривычки задыхался, а потом привык, адаптировался. Несмотря на респираторы, угольная пыль в легкие все равно попадает. Бывает, утром кашлянешь — и все вылазит.

Каждый божий день переодеваешься с чистого в грязное, потом моешься — это все надоедает, приедается. Но все равно я как-то с этим работаю. Не хочется, конечно, а надо. Такая работа, что поделаешь. Как люди в офисе работают, так и мы здесь. Человек ко всему приспосабливается. 

***
У моего дедушки случился инфаркт в шахте, еще и 45 лет не было. Вытащил друга из-под завалов, а сам пострадал.Очень долго болел, потом реабилитировался и все равно пошел обратно в шахту работать. 

У меня тоже всякое бывало. Не завалы, но кровля падала. И открытые переломы были, и шрамы. Нас ничего не смущает, мы к этому привыкли. Отболел свое и обратно работать, если здоровье позволяет. А что делать, это наш хлеб.

***
Я мечтаю выйти на пенсию, а еще воспитать сына, чтоб у него все было хорошо. На пенсию мне через 9 лет. Но я и дальше буду продолжать работать, пойду на другой участок. Сейчас сами знаете, как на одну пенсию как прожить. Но будем надеяться на лучшее.

Раньше шахтерский труд был престижным. Когда я был маленький, мы каждое лето ездили отдыхать по Советскому Союзу — и в Крым, и в Сочи ездили. А сейчас я не вижу у нас в городе перспектив. 

Своему сыну я не дам работать в шахте. Нет-нет-нет, этого не будет. Потому что это адский труд. Пусть в городе работает, в офисе. Там гораздо проще и больше денег получаешь, чем мы здесь. Я сделаю все, чтобы ему было нормально и чтобы он не лез в шахту.

Больше эпизодов из жизни часовщика, смотрителя маяка и шахтера, а также других исчезающих профессий ищите на сайте онлайн-выставки «Окрестности времени» («Time Suburbs»): timesuburbs.art.

А работу, которая никуда не исчезнет в ближайшее время, ищите у нас →

Вакансии

А про профессии будущего читайте тут

Профессии, о которых еще вчера никто не знал: что делать и чему учиться

Не только SMM: 20 новых профессий в соцсетях

Профессия, которая создает будущее: 3D-визуализатор и как им стать

Присоединяйтесь!

Создаем сообщество фанов Понедельников.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: